Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Пресс-конференции по итогам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2013 года

Пресс-конференции по итогам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2013 года
Версия для печати
9 февраля 2013 г. 21:47

6 февраля 2013 года в Храме Христа Спасителя состоялась пресс-конференция, посвященная итогам завершившегося накануне Архиерейского Собора Русской Православной Церкви.

В.Р. Легойда: Уважаемые коллеги, разрешите вас поприветствовать и поблагодарить за внимание к нашей пресс-конференции, которая проходит сегодня здесь, в Храме Христа Спасителя, по итогам завершившего свою работу вчера вечером Архиерейского Собора Русской Православной Церкви.

Позвольте мне представить участников нашей пресс-конференции: митрополит Волоколамский Иларион, постоянный член Священного Синода, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры; митрополит Бориспольский Антоний, управляющий делами Украинской Православной Церкви, первый викарий Киевской епархии; митрополит Рязанский и Михайловский Павел, глава редакционной группы Архиерейского Собора; протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества; архимандрит Савва (Тутунов), заместитель управляющего делами Московской Патриархии, и я, Владимир Легойда, председатель Синодального информационного отдела.

Разрешите еще раз вас поприветствовать и попросить митрополита Илариона сказать несколько вводных слов.

Митрополит Иларион: Уважаемые друзья! Только что завершился Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Архиерейский Собор — это высший иерархический орган управления Церковью, который решает все основные вопросы, кроме таких вопросов, как избрание Патриарха, для которого собирается Поместный Собор с участием клириков, монашествующих и мирян.

Нынешний Архиерейский Собор был самым представительным за всю историю Русской Православной Церкви. Никогда еще не собиралось такое число архиереев на богослужения в Храме Христа Спасителя ни в дореволюционную эпоху, ни в новейшее время; никогда не собиралось столько архипастырей в Зале церковных соборов для обсуждения насущных проблем церковной жизни.

Архиерейский Собор по Уставу должен созываться не реже, чем раз в четыре года, но фактически он созывается примерно раз в два года. Его созыву предшествует большая подготовительная работа. Специально для того, чтобы дискуссии на Архиерейском Соборе были сфокусированы и приводили к конкретным результатам, по инициативе Святейшего Патриарха Кирилла было создано Межсоборное присутствие по образцу Предсоборного присутствия, существовавшего в период подготовки Поместного Собора 1917-1918 годов.

Межсоборное присутствие — это дискуссионный орган, который разделен на целый ряд комиссий. Каждая из этих комиссий обсуждает вопросы по различным темам церковной жизни, имеющим отношение к ее компетенции. В числе обсуждаемых вопросов — те, которые вызывают дискуссии и споры внутри Церкви как на уровне духовенства, так на уровне мирян. Межсоборное присутствие призвано подготовить повестку дня для Архиерейского Собора, чтобы уже на базе состоявшихся дискуссий по тем или иным вопросам он мог принимать решения.

Нынешний Архиерейский Собор работал именно по такой схеме, то есть основная часть повестки дня Собора была посвящена рассмотрению документов, которые разрабатывались в Межсобороном присутствии в предшествующие годы. Конечно, далеко не все темы удалось затронуть, но несколько очень важных тем — таких, как отношение Церкви к ювенальной юстиции и реформе семейного права, позиция Церкви по вопросам экологии и в связи с новыми технологиями персонального учета и идентификации, а также целый ряд внутренних вопросов Архиерейскому Собору удалось обсудить.

В первый день Собора его участники заслушали доклад Святейшего Патриарха Кирилла, который был очень объемным, очень насыщенным, и освещал все основные вопросы внутренней жизни Церкви, ее внешних связей, взаимоотношений с обществом, учитывая, конечно, многонациональный характер нашей Церкви, то, что она территориально осуществляет свое служение в разных государствах и в каждом из них у Церкви складываются определенные отношения.

Хотел бы отметить, что на Архиерейском Соборе царило единодушие. Многие документы принимались единогласно. Такая братская и конструктивная атмосфера очень способствовала успеху Собора.

Для немалого числа архипастырей это была первая возможность участвовать в столь высоком собрании, так как в течение последних лет совершалось очень много архиерейских хиротоний. Это было связано с процессом, который инициировал Святейший Патриарх Кирилл вскоре после своего восшествия на Московский Патриарший престол. В результате процесса, который получил весьма условное название «разукрупнение епархий», на территории одного региона, где ранее существовала одна епархия, создается две, три или четыре епархии, которые объединяются в митрополию. Суть этого процесса заключается в том, что Церковь придает новый импульс своему миссионерскому служению и своим взаимоотношениям с обществом.

Данный процесс затрагивает прежде всего так называемую глубинку. Когда мы говорим о возрождении церковной жизни в последние 25 лет, то прежде всего обращаем внимание на то, что происходило в крупных городах. Церковное возрождение оказывается наиболее заметным именно в больших населенных пунктах и региональных центрах, где построены величественные кафедральные соборы, созданы духовные школы и происходит активная церковная жизнь. К сожалению, далеко не везде в глубинке возрождение ощущается, у нас очень много маленьких городов, поселков, деревень, где церковное присутствие пока ощущается слабо. Этим пользуются и враги Церкви, и сектанты, которые разворачивают свою миссию именно там, где Церковь недостаточно представлена. Идея создания новых епархий и новых епархиальных центров там, где их еще никогда не было, реализуется для того, чтобы архиереи приблизились к народу, чтобы у них было обозримое пространство для деятельности. Ведь до недавнего времени у нас были епархии, где насчитывалось по 500-600 приходов, а в некоторых из епархий расстояние от одного ее края до другого исчислялось несколькими часами перелета на авиационном транспорте. В создающихся сейчас епархиях архиерей имеет возможность знать в лицо каждого священника, может посещать приходы, оказывать реальное влияние на их жизнь. Все это было отражено в решениях Архиерейского Собора.

Впервые на Соборе было столько белых клобуков, то есть количество митрополитов значительно возросло, и это было визуальным символом происходивших в последние годы процессов.

Хочу упомянуть о дискуссиях на прошедшем Соборе, прошедших на столь высоком уровне и проникнутых таким единодушием.

Я думаю, именно в этом главный итог состоявшегося Архиерейского Собора. Полагаю, что каждый из архиереев, уезжая в свою епархию, вынесет с этого Собора и очень добрые впечатления, и конструктивный настрой, и совершенно конкретные решения, рекомендации, которые он будет претворять в жизнь.

Могу сказать о себе: те рекомендации Архиерейского Собора, которые даны касательно сферы моей ответственности в качестве председателя Отдела внешних церковных связей, председателя Синодальной библейско-богословской комиссии, были весьма конкретными. В некоторых аспектах мне даже придется пересмотреть планы, которые я готовил до того. Например, речь на Соборе шла о работе над Катехизисом Русской Православной Церкви, которая поручена Синодальной библейско-богословской комиссии. В мои планы входило эту работу растянуть примерно еще на четыре года, учитывая скорость, с которой трудятся наши богословы. Но Архиерейский Собор высказал твердое мнение о том, что Катехизис должен быть закончен за два года. Это потребует экстренного созыва Богословской комиссии, дополнительных мер по стимулированию авторов и целого ряда других мер, в том числе организационных выводов, которые придется сделать.

Думаю, что многие архиереи на Соборе получили импульс для осуществления своих трудов. Я уверен, что соборные решения будут стимулировать дальнейшее плодотворное развитие нашей церковной жизни. Благодарю вас за внимание.

В.Р. Легойда: Большое спасибо, Ваше Высокопреосвященство. Мы надеемся, что наши богословы получат должный импульс и чаемая работа будет действительно закончена в сроки, обозначенные Архиерейским Собором. Дорогие друзья, я хотел бы попросить владыку митрополита Павла сказать несколько слов о том, как проходила работа Собора. 

Митрополит Павел: Владыка Иларион уже рассказал о проходившем Соборе. Я хотел бы добавить более детальную информацию и сказать о том, что на проходившем Архиерейском Соборе присутствовало 280 архиереев, треть из которых, 88 человек, были рукоположены уже в последние четыре года. Надо сказать, что Архиерейский Собор был представлен такими странами, как Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия, Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Эстония, а также епархиями, которые находятся в дальнем зарубежье.

В дополнение к тому, что сказал владыка Иларион, я хотел бы отметить важные документы, которые были приняты на Архиерейском Соборе. Это новая редакция Устава Русской Православной Церкви. Это ожидаемое многими людьми Положение о материальной и социальной поддержке священнослужителей, церковнослужителей и работников религиозных организаций Русской Православной Церкви. Было принято новое Положение о наградах. Одним из важных деяний Архиерейского Собора было переизбрание состава Общецерковного суда. Очень важным деянием Архиерейского Собора была оценка трудов Русской Православной Церкви и ее Первосвятителя. На основании доклада Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла были приняты Постановления, с которыми мы теперь разъезжаемся по своим епархиям и будем их воплощать в жизнь. Очень важное было принято Послание к клиру, монашествующим и мирянам Русской Православной Церкви.

Хочу поддержать то, что сказал владыка Иларион. Очень важно, и это отмечают все архипастыри, которые были на Соборе, то, что на Соборе было единодушное настроение и, конечно, этот тон единодушия, добрых взаимоотношений задал в своем докладе Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Все документы, действительно, принимались очень активно, продуктивно и все архипастыри принимали в этом участие. Спасибо.

В.Р. Легойда: Спасибо большое, дорогой владыка. Пожалуйста, я хотел бы просить выступить владыку митрополита Антония.

Митрополит Антоний: Уважаемые господа, братья и сестры. Как и на прошлом Архиерейском Соборе, на Соборе, который завершил свою работу только вчера вниманию архиереев Русской Православной Церкви был представлен доклад Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Владимира о жизни Украинской Православной Церкви. Основным посылом настоящего доклада было то, что действующий статус нашей Церкви — это статус самоуправляемой Церкви с правами широкой автономии — дает ей возможность успешно вести свою миссию в украинском обществе.

Если не вдаваться в подробности, с которыми вы можете познакомиться в докладе, который уже опубликован, могу только сказать, что с каждым годом наша Церковь возрастает количественно и качественно. Можно привести хотя бы такие статистические данные: сейчас в Украинской Православной Церкви более 11 тысяч приходов, 51 епархия, 219 монастырей, 18 духовных учебных заведений. По информации Информационно-просветительского отдела у нас сейчас действует более 500 медиапроектов.

Если говорить о тех вызовах, которые стоят сейчас перед нашей Церковью, это по-прежнему, к сожалению, проблема церковных разделений украинского Православия. Эта рана, которая появилась на теле нашей Церкви в начале 1990-х годов, до сих пор не уврачевана, и мы молимся, чтобы Господь дал возможность тем братьям, которые сейчас пока за границами нашей Церкви, пришли в единство с Церковью Христовой.

К сожалению, есть некоторые моменты, связанные с межконфессиональными взаимоотношениями, прежде всего с Украинской Греко-Католической Церковью. Надо констатировать, что, действительно, тех глобальных проблем, которые существовали на рубеже 80-х — 90-х годов ХХ века уже нет, но есть определенные локальные конфликты, связанные с взаимоотношениями между Украинской Греко-Католической Церковью и некоторыми нашими православными общинами. В частности, за отчетный период такие конфликты возникали в Белоцерковской и Винницкой епархиях.

Все мы сейчас живем в преддверии праздника 1025-летия Крещения Руси. Этот праздник в Украине объявлен президентом государственным, имеет государственный статус. Уже состоялось заседание оргкомитета по проведению этого праздника, и мы очень надеемся, что он еще раз засвидетельствует миру единство наши народов, которые объединяет Русская Православная Церковь.

В.Р. Легойда: Спасибо большое. Я хотел бы попросить протоиерея Всеволода Чаплина представить документы, касающиеся церковно-общественных отношений.

Протоиерей Всеволод: Спасибо, друзья. Я думаю, что не стоит подробно сейчас излагать документы, которые опубликованы еще позавчера. Как вы знаете, три общественно значимые темы, которые рассматривал Архиерейский Собор, это тема реформы семейного права и так называемой ювенальной юстиции, это тема электронного контроля над жизнью граждан и тема экологии. Эти темы были поставлены народом, простыми людьми. Их не придумывал Архиерейский Собор. Это отражает тот факт, что Церковь слышит голос людей, голос простого народа.

Данные темы в свое время были подняты Межсоборным присутствием, сегодня они подняты в документах Архиерейского Собора именно потому, что простые люди, простые верующие ставили эти темы перед Священноначалием Церкви. Темы электронного контроля и идентификации, ювенальной юстиции, экологии — это три темы, которые больше всего за последнее время люди ставили перед Священноначалием Церкви. Архиерейский Собор откликнулся на просьбы людей вынести по этим темам официальное суждение Церкви. Я думаю, что документы достаточно уже широко обсуждаются, и думаю, что стоит по этим документам вынести ваше суждение.

Я бы хотел привлечь внимание к двум документам, которые, может быть, обсуждаются меньше чем нужно. Это доклад Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Архиерейском Соборе и Постановления Архиерейского Собора. Как вы знаете, в течение долгого времени Архиерейский Собор принимал определение «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви». Сегодня формат этого определения изменился, сегодня документ называется Постановления Архиерейского Собора. В них имеется 69 пунктов. В этих коротких текстах содержится значительное количество суждений Архиерейского Собора по практическим вопросам жизни Церкви и по вопросам, которые касаются отношений Церкви и общества, Церкви и государства. В частности, там есть очень важные суждения относительно ситуации в Украине, ситуации в Киргизии, относительно отношений, извините за тавтологию, между Церковью и государством в России.

Я очень призывно рекомендую изучить этот документ. В нем есть очень и очень много интересного, много важного, так же как и в докладе Святейшего Патриарха Кирилла, который оценивает целый ряд областей жизни Церкви, отношений Церкви, государства и общества. В частности, там есть характеристика отношений Церкви и государства во всех странах канонической ответственности Русской Православной Церкви. Спасибо.

В.Р. Легойда: Спасибо большое, отец Всеволод. Я хотел бы попросить архимандрита Савву сказать несколько слов о документах, касающихся внутрицерковной жизни.

Архимандрит Савва: Как представитель Управления делами Московской Патриархии, которое занимается внутренней жизнью Церкви, хотел бы обратить ваше внимание главным образом на три документа, принятых этим Архиерейским Собором. Это, во-первых, новая редакция Устава Русской Православной Церкви и примыкающие к нему два документа: Положение об избрании Патриарха Московского и всея Руси и Положение о составе Поместного Собора.

Начну с двух последних документов. Их принятие связано с тем, что с середины ХХ века и до сих пор состав Поместного Собора и процедура избрания Патриарха не были зафиксированы. Всякий раз, когда нужно было собрать Поместный Собор или избрать Патриарха, процедура устанавливалась заново.Предшествующим Архиерейским Собором предлагалась процедура и Поместный Собор ее утверждал. На прошлом Поместном Соборе 2009 года многие делегаты говорили о том, что нужно зафиксировать какие-то общие правила. Поэтому были приняты эти два документа — «Положение об избрании Патриарха» и «Положение о составе Поместного Собора». Эти документы не являются новаторскими, потому что и принятая процедура избрания Патриарха, и состав Поместного Собора соответствуют тому, что были на прошлом Соборе. Нельзя сказать, что они полностью соответствуют тому, что было на Соборе, который избрал приснопоминаемого Патриарха Алексия II, но во многом соответствуют. Все-таки времена изменились, прошло достаточное количество времени, какие-то детали могли измениться. Но в целом в 1990 году и в 2009 году были тот состав и та процедура избрания Патриарха, которые сейчас зафиксированы в этих двух документах.

Что касается новой редакции Устава Русской Православной Церкви. Это опять же не какой-то новаторский документ. Во-первых, в новой редакции зафиксированы те новые явления, которые возникли за прошедшие два года. Русская Православная Церковь никогда не знала таких форм организации епархий, как митрополии и — внутри епархии — викариатства.

Митрополия — это форма организации нескольких епархий, их объединение; в России сейчас это объединение в рамках одного субъекта федерации. Если в каком-то субъекте федерации организуется несколько епархий, то они объединяются в митрополию, то есть в некий орган, который координирует деятельность этих епархий в их взаимодействии в первую очередь со светскими властями. Этого явления не было, оно появилось в эти два года и теперь зафиксировано в новой редакции Устава.

Викариатство — это подразделение епархии, когда правящий архиерей делегирует часть своих полномочий викарному епископу. Это тоже появилось в последние два года и теперь зафиксировано в Уставе.

Что касается довольно обсуждаемой темы уточнения полномочий Поместного и Архиерейского Соборов, то должен сказать, что здесь тоже нет каких-то особых новшеств. В целом зафиксирована ситуация, которая имела место быть еще с принятия Устава по управлению Русской Православной Церковью 1988 года. То есть новая редакция Устава, которую мы сейчас имеем, она просто говорит о том, что есть. Просто было некое расхождение между жизнью и Уставом, а сейчас оно сглажено.

Кроме того, что касается уточнения полномочий Поместного и Архиерейского Собора, были опасения, что, дескать, произойдет, что-то страшное. Нет, ничего страшного не произошло. И Поместный Собор, и Архиерейский Собор в новой редакции Устава определяются как органы высшей власти Русской Православной Церкви. Просто между этими двумя органами высшей власти распределены те функции, которые каждый из них должен нести. Поместный Собор, во-первых, избирает Патриарха и, если нужно, выносит какие-то дополнительные суждения по этому поводу; во-вторых — определяет вопросы, касающиеся предоставления самоуправления и автономии частям Русской Православной Церкви и подобные вопросы. И, кроме того, Поместный Собор выносит суждение по всем важнейшим темам жизни Русской Православной Церкви. Если нужно, Поместный Собор также уполномочен представить Архиерейскому Собору свои суждения о деятельности самого Архиерейского Собора. Например, если Архиерейский Собор выносит какие-то суждения по вероучительным или каноническим вопросам, то Поместный Собор может попросить его что-то уточнить.

Архиерейский Собор как орган, собирающийся чаще, чем Поместный Собор (у нас сейчас, видимо, уже складывается практика созыва Архиерейского Собора каждые два года), занимается более оперативным управлением Русской Православной Церковью.

Уточнения в Уставе Русской Православной Церкви касались тех моментов, о которых я сейчас сказал. Это скорее отражение реальности жизни Церкви, чем новый импульс, который категорически что-то меняет в жизни Церкви.

В.Р. Легойда: Спасибо большое, отец Савва. Уважаемые коллеги, прежде чем мы переведем монологовую форму нашей сегодняшней встречи в диалоговую, позвольте мне сказать тоже несколько слов, а точнее, может быть, сделать несколько акцентов касательно той тематики, которая сегодня нас здесь собрала.

Отец Всеволод обратил внимание на то, что темы документов, принятых Собором, поставлены жизнью, поставлены людьми. Я хотел бы также еще раз обратить ваше внимание на то, о чем уже сказал сегодня владыка митрополит Иларион — как широко, глубоко и достаточно продолжительно все эти темы, а точнее конкретные документы, их проекты, обсуждались и внутри Церкви, и в церковно-общественном пространстве.

Хочу вам еще раз напомнить, что после того, как темы были определены и первые проекты документов, созданные внутри комиссий Межсоборного присутствия, такой интеллектуально-дискуссионной площадки, о чем сегодня было уже сказано, эти документы были предложены для отзыва в епархии, а также представлены на общественный суд на нескольких официальных сайтах, имеющих право публикации документов Межсоборного присутствия. Тщательным образом редакционная комиссия, которую возглавляет Святейший Патриарх, отслеживала все замечания и дискуссии, связанные с этими и любыми другими документами, которые Межсоборное присутствие представляет на общественное обсуждение.

Как участник этого процесса, могу сказать, что никогда никакие комментарии не отсекались по каким-либо формальным признакам. Были комментарии людей, которые говорили, что они не являются членами Русской Православной Церкви, но они считают важным обратить внимание на те или иные аспекты проблемы (прежде всего это касалось обсуждения документов церковно-общественной тематики). Всё это рассматривалось, к комментариям и замечаниям подходили исключительно с точки зрения содержательности. После анализа всех комментариев, после серьезной корректировки документов, их опять рассматривали президиум Межсоборного присутствия, пленум Межсоборного присутствия, и вот наконец-то они были приняты Архиерейским Собором. Мне кажется, что это очень важный пример, который, говоря светским языком, демонстрирует уровень развития гражданского общества церковной организации сегодня.

И еще один момент. Хотел бы также поддержать отца Всеволода и обратить ваше внимание на доклад Святейшего Патриарха и Постановления Архиерейского Собора, которые, действительно, являются и подведением итогов жизни Церкви за последние два года, и определением планов церковного служения на ближайшее время.

Как председатель Синодального информационного отдела, хотел бы буквально несколько слов сказать на эту тему и обратить ваше внимание на то, что в последнее время официальные представители Церкви говорили о положительной повестке дня и, может быть, о собственной повестке дня в информационном пространстве. Нам нередко задавали вопросы, а что вы под этим понимаете и что должно находиться в центре этой повестки дня. В одном из определений Архиерейского Собора сказано следующее: «Освященный Архиерейский Собор считает важной работу по наполнению информационного пространства достоверными сведениями о церковном служении, в центре которого находятся проповедь о Христе и пастырский ответ на вызовы современности». Это, мне кажется, очень важное положение, которое совершенно однозначно расставляет смысловые акценты в церковном служении в информационном поле.

Еще в одном постановлении, связанном с информационной деятельностью, информационным служением Церкви, а также в докладе Святейшего Патриарха много говорилось о миссии Церкви в сети Интернет, о церковной миссии в социальных масс-медиа, как мы их сейчас называем. Я также хотел бы обратить на это ваше внимание и сказать, что Собор дал непосредственные поручения нескольким синодальным отделам разработать программу участия Церкви в социальных сетях.

Спасибо большое коллеги, мы переходим сейчас к диалоговой форме. Я хотел бы по традиции попросить вас представляться и адресовать свой вопрос либо кому-то из участников нашей пресс-конференции, либо всем. Единственное, на что я обращаю ваше внимание: по служебной необходимости владыка митрополит Иларион должен вскоре нас покинуть, поэтому, может быть, первые вопросы адресуйте ему.

— РИА «Новости», Ольга Липич. Вопрос ко всем участникам пресс-конференции. Какие постановления Собора, касающиеся церковно-общественной жизни, вы выделили бы как основные? Что могло бы быть наиболее интересно и важно для читателей, может быть, не слишком воцерковленных на сегодняшний день, но интересующихся духовной, культурной жизнью, экологией и прочими вопросами?

Митрополит Иларион: Если позволите, я бы выделил два документа. Это документ об экологии и документ о ювенальной юстиции и реформе семейного права. Иногда, когда речь идет об экологии, то думают, что речь идет о каком-то отвлеченном предмете, что экологией занимаются специалисты, и вообще, почему Церковь должна участвовать в этой дискуссии. А между тем, экологическая ситуация, в которой мы находимся, в значительной степени зависит от нас самих.

Когда мы говорим о вреде, наносимом природе, то прежде всего думаем о загрязнении окружающей среды фабриками и заводами, которые сбрасывают свои отходы и так далее. Но мы часто забываем о том, что на каждом из нас лежит ответственность за окружающую среду. Мне довелось много путешествовать и бывать в разных странах, и думаю, что экологическая ситуация, которую мы сами создаем вокруг себя, сравнима, в лучшем случае, с ситуацией в странах третьего мира. Выйдете в любой загородный лес, и помимо деревьев и растений вы непременно увидите огромные кучи мусора, отходы, которые лежат прямо вдоль дороги, в местах общественного пользования и отдыха. У нас есть дурная привычка оставлять на том месте, где мы отдыхали, все отходы: пивные и пластиковые бутылки и то, что, если это не вывозить, будет веками лежать на том месте, где его бросили. И, конечно, одна из задач Церкви — воспитывать людей, чтобы они относились к своей Родине, к природе своей Родины с уважением и не загрязняли ее. Я думаю, что это важный момент.

Если говорить о документе, касающемся реформы семейного права и ювенальной юстиции, то здесь опять же очень много вопросов, которые связаны с реальной жизнью людей. С одной стороны, мы понимаем, что дети нуждаются в защите, что ситуация в некоторых семьях очень неблагополучная, например, если родители пьют и не уделяют должного внимания воспитанию ребенка. Конечно, какие-то формы контроля со стороны государства в этой сфере бывают нужны, а в некоторых случаях они оказываются абсолютно необходимыми и неизбежными. Но мы не должны забывать о том, что у семьи есть первичная ответственность за воспитание ребенка, и государство не должно оказываться над семьей. Родители не должны жить в страхе от того, что у них могут отнять ребенка.

Когда приходит инспектор и не находит в холодильнике апельсинов, и говорят, что дети поэтому должны быть изъяты из семьи, то это не просто нонсенс, это преступление против семьи. К сожалению, такие примеры очень часты в западном обществе и сейчас такие примеры можно найти у нас. Родители не должны жить в страхе от того, что у них могут отнять ребенка. Не далее как вчера по одной из новостных программ прошел репортаж о семье, у которой изъяли ребенка именно потому, что не нашли апельсинов в холодильнике. И потом большими усилиями и трудами ребенка удалось вернуть в семью. Но теперь родители говорят, что раньше они, конечно, думали о втором и третьем ребенке, но теперь об этом не может быть и речи, потому что дай Бог одного ребенка сохранить. Я думаю, что не должно создаваться таких перекосов. У нас нет переизбытка населения, наша демографическая ситуация хотя, слава Богу, и выправляется, но еще далека от идеальной. И нам нужно создавать все условия для того, чтобы дети воспитывались в семьях в максимально благоприятных для них условиях, и создавать условия для семьи, для воспитания детей и для того, чтобы у родителей был стимул к рождению второго, третьего, четвертого ребенка и далее.

В.Р. Легойда: Спасибо большое, владыка. В качестве маленького дополнения к тому, что сказал владыка митрополит, я хотел бы заметить, что позиция, которая многократно высказывалась представителями Церкви и нашла свое отражение и в вышеозначенном документе, заключается в том, что в ситуации, когда многодетная семья испытывает материальные затруднения, то позиция государства, по нашему мнению, должна заключаться не в том, чтобы отбирать у нее детей, а в том, чтобы помочь этой семье и чтобы она этих материальных трудностей не испытывала.

И еще по поводу прозвучавшего вопроса хотелось бы сказать, что, конечно, в Постановлениях Архиерейского Собора очень сложно определить главное и второстепенное. Там нет незначимых вещей. Собор собирается для того, чтобы обсуждать очень важные вещи и Постановления все касаются важных вещей. Поэтому довольно сложно сказать, что это первостепенно, а это где-то на периферии. И я бы поэтому хотел еще раз присоединиться к тому, что говорил отец Всеволод Чаплин, и попросить коллег журналистов, особенно пишущих на церковные темы, внимательно эти документ изучить. Да, конечно, говоря языком современной эпохи, там «много букв», но поскольку буквы все известны, я думаю, что прочесть можно. Пожалуйста, еще вопросы.

— Портал «Русская Эстония», Олег Тесла. В своем докладе Святейший Патриарх отметил, что межцерковные и церковно-государственные отношения в Эстонии далеки от идеала, и мы знаем, что в июне этого года предстоит визит Святейшего Патриарха в Эстонию. В свете доклада и в свете предстоящего визита, как Вы думаете, уврачуются ли те проблемы, который Святейший отметил в своем докладе, в рамках хотя бы Цюрихских соглашений 1996 года?

Митрополит Иларион: Я хотел бы отметить определенное позитивное развитие ситуации и сказать о том, что уже были предприняты определенные шаги для того, чтобы Эстонская Православная Церковь Московского Патриархата, которая включает в себя абсолютное большинство православных верующих Эстонии, могла беспрепятственно совершать богослужения в тех храмах, которые ей принадлежат. Но проблема заключается в том, что если Эстонская Апостольская Церковь Константинопольского Патриархата получила все используемые ею храмы в собственность, то Эстонская Церковь Московского Патриархата только арендует эти храмы на разных условиях либо у государства, либо у муниципальных властей. И мы глубоко убеждены в том, что эта ситуация требует корректировки. Тем недвижимым имуществом, которое было создано руками православных верующих Русской Православной Церкви дореволюционного периода, должна владеть Эстонская Церковь Московского Патриархата; она должна им распоряжаться и о нем заботиться. Полагаю, что эти вопросы будут ставиться и в ходе визита Святейшего Патриарха в Эстонию. Надеюсь, что рано или поздно мы придем к положительному решению.

Но я хотел бы подчеркнуть, что решение имущественных вопросов не является главной целью визита Патриарха, потому что Патриарх, прежде всего, посещает свою паству. Уже пошел пятый год Патриаршества Его Святейшества, он пока не был еще в качестве Патриарха ни в одной прибалтийской стране. Поэтому надеемся, что в этом году он посетит Эстонию, а в дальнейшем сможет посетить Латвию и Литву. Православная паства Эстонии, Латвии и Литвы очень ждет Святейшего Патриарха. Я в этом неоднократно убеждался, посещая эти страны.

— Газета «Кифа», Андрей Васенёв. Мой вопрос тоже владыке Илариону. В докладе Святейший Патриарх Кирилл упоминал в числе важнейших вопрос о теологическом и духовном образовании. В недавнем интервью нашей газете архимандрит Савва говорил о том, что дискуссия вокруг документов Межсоборного присутствия не может вестись на должном уровне, в том числе в связи с недостаточным уровнем этого образования. Затрагивался ли этот вопрос на Архиерейском Соборе? Какие здесь возможны тенденции развития? Быть может это открытие теологических факультетов в светских вузах?

Митрополит Иларион: Вопрос этот затрагивался на Архиерейском Соборе, и в Постановлениях Собора об этом идет речь в числе других важных церковных вопросов.

Создание теологических факультетов и кафедр — это процесс, который идет уже давно. Сейчас в Российской Федерации, я не беру другие страны канонической ответственности Русской Православной Церкви, действует более 40 таких кафедр в различных светских учебных заведениях. Не так давно открыта такая кафедра в ядерном исследовательском университете «МИФИ». Эта кафедра как раз в эти дни приступила к своей работе.

Какие на этом пути возникают проблемы? Во-первых, есть проблема некоторого предубеждения со стороны отдельных членов научного сообщества против самой идеи преподавания теологии в светском университете. Аргумент приводится следующий: «Мы живем в светском обществе, так почему должна преподаваться теология?» Но на это есть ответы, которые мы неоднократно озвучивали. Например, достаточно просто взглянуть на ситуацию, которая существует в странах Западной Европы, в Америке, где Церковь отделена от государства и где при этом теология является одной из признанных научных специальностей, а теологические факультеты существуют именно в светских университетах. Причем это теологические факультеты, которые во многих случаях управляются конкретными религиозными конфессиями.

Есть еще целый ряд проблем, связанных с реформой системы образования в Российской Федерации, в частности, с сокращением числа высших учебных заведений, когда признанные менее эффективными учебные заведения вливаются в те, что считаются более эффективными. Хотя подчас мы слышим, что оценка эффективности этих вузов оказывается довольно субъективной. Мы должны быть уверены в том, что в процессе слияния одних вузов с другими те кафедры теологии, которые уже созданы, не будут поглощены и растворены в чем-то другом.

Наконец, есть еще проблема бюджетных мест, которая сейчас тоже решается непросто. Мы высказываем убеждение в том, что распределение бюджетных мест по кафедрам теологии должно быть пропорционально другим кафедрам и специальностям.

Эти рекомендации дал Архиерейский Собор. Дальше от нас требуется конкретная работа, в том числе по линии недавно созданной Священным Синодом рабочей группы по теологии в высших учебных заведениях, которая уже сейчас рассматривает вполне конкретные меры для претворения в жизнь этих идей.

— Радиокомпания «Голос России», Милена Фаустова. Сколько всего документов было рассмотрено на Архиерейском Соборе? Какие из них были предложены Патриархом Кириллом во время доклада?

Митрополит Павел: Как вы знаете, некоторые документы рассматривались Межсоборным присутствием, а некоторые документы, в частности Постановления Архиерейского Собора, были приняты на основании доклада Святейшего Патриарха Кирилла.

Те документы, которые были представлены Межсоборным присутствием, мы сегодня уже называли. Это:

Как мы уже говорили, было принято новое Положение о наградах, утверждена новая редакция Устава Русской Православной Церкви. Эти и другие документы были приняты на Архиерейском Соборе.

— «Укринформ», Игорь Соловей. Накануне Собора в Украине звучали опасения, что на Соборе будут приняты некие изменения в документах, которые повлияют на нынешнее положение Украинской Православной Церкви. Были ли приняты такие изменения, могли бы вы подтвердить или развеять эти опасения?

Митрополит Антоний: Никаких решений принято не было, поэтому, я думаю, говорить о слухах или опровергать их не имеет смысла.

— «Интерфакс», Алексей Соседов. Хотелось бы узнать, поднималась ли на заседании тема новомучеников? Мы внимательно изучили документы, в них этой теме посвящен всего лишь один абзац, хотя тема очень важна и актуальна. В 2011 году Собор высказывался за то, чтобы доступ к документам, посвященным новомученикам, был более свободным. Изменилась ли ситуация за два года, как ведется исследование этих документов? Считаете ли вы, что нужен общенациональный мемориал, посвященный не только тысячам новомучеников, но и в целом миллионам невинно убиенных людей, политзаключенных? Нужно ли эту тему поднимать в учебных заведениях? Бутовский полигон посещает всего шесть тысяч человек в год, Яд Вашем — от одного до двух миллионов человек в год. У нас есть в Москве музей Холокоста, по-моему, даже не один. И есть Соловецкий камень на Лубянке. Он, видимо, тоже нужен, но сейчас облюбован оппозицией. Достаточно ли Бутовского полигона, достаточно ли Соловецкого камня? Может быть, сделать такой музей в здании Лубянки? Неплохое здание, монументальное, с ним столько связано, само здание является памятником.

В.Р. Легойда: Спасибо. Давайте я начну, и, может быть, кто-нибудь еще из участников потом скажет несколько слов. Думаю, очень сложно отвечать на вопрос «достаточно ли памяти, достаточно ли любви, достаточно ли понимания случившейся трагедии?» Это вещи, которые количеством не исчисляются. Назвать понимание нашим обществом и даже, может быть, церковным сообществом важности подвига новомучеников достаточным очень сложно. Подвиг новомучеников и исповедников Русской Церкви — это то сокровище, которое есть не только у Русской Православной Церкви, но и у всех наших народов. Я бы не считал количество постановлений, которые имеют отношение к этой теме, а обратил бы ваше внимание на то, что Собор утвердил создание Церковно-общественного совета по увековечению памяти новомучеников и исповедников , и этому новому органу даны очень серьезные поручения. Как раз создание этого органа свидетельствует о том, что в Церкви есть понимание необходимости более активной работы, более активного служения церковных, церковно-общественных организаций именно в этом вопросе.

Что касается преподавания в школах и важности этой темы для школ наших стран, мне кажется, что это тема, которая уже неоднократно вполне однозначно звучала и в церковных документах, и в выступлениях представителей Церкви. Поэтому здесь нет какого-то вопроса, здесь есть понимание необходимости сохранения этой памяти не только ради прошлого, но, в первую очередь, ради будущего. 

Архимандрит Савва: Что касается здания Лубянки, я не готов высказываться, сами понимаете. Что касается развития поминания новомучеников и памяти о них в нашем народе, в народах наших стран. Приоткрою немного технологию того, как исполняются решения Собора. Прошел Собор 2011 года, принял некие решения. За этими решениями следует поручения Святейшего Патриарха или Священного Синода или Высшего Церковного Совета об исполнении этих решений. По итогам Собора 2011 года, на котором был принят большой значимый и серьезный документ, касающийся новомучеников, были даны определенные поручения. Когда мы сейчас к нынешнему Собору подводили итоги, мы посмотрели, как эти решения, касающиеся увековечивания памяти новомучеников, как они исполнялись. В целом исполнялись неплохо, но на взгляд тех органов, которые занимаются отслеживанием исполнения решений, — недостаточно. Владимир Романович сказал, что не может быть много любви, много памяти. Но чтобы было больше любви и памяти, создан этот церковно-общественный совет.

Что касается музея, насколько мне известно, как раз на Бутовском полигоне существует мемориал и мемориальный музей, но, конечно, если будет больше мест памяти новомучеников, это будет очень хорошо.

Наконец, если говорить о преподавании в школах каких-то уроков, касающихся того ужасного, что произошло в XX веке, конечно, это должно быть. Дети должны знать о новомучениках. С нашей стороны, насколько мне известно, Синодальный отдел религиозного образования и катехизации ведет какой-то диалог с Министерством образования по этой теме. Насколько он будет успешен, думаю, это, в первую очередь, зависит от нашего светского партнера в этом диалоге, но мы надеемся, что дети будут знать о том, какова была история XX века. 

Митрополит Павел: Я бы еще добавил к тому, что уже было сказано. На Архиерейском Соборе, прошедшем в 2011 году, было дано поручение всем епархиальным архиереям воплощать в жизнь эти решения. Хочу сказать, что память о новомучениках не должна быть одноразовая — сегодня провели мероприятие и забыли. На епархиальном уровне делается очень большая работа по увековечиванию памяти новомучеников и исповедников Российских. В наших епархиях возводятся храмы в память о новомучениках. Наверное, очень важно, что в духовных учебных заведениях проводятся лекции, посвященные новомученикам и исповедникам. И, обратите внимание, в наших календарях почти ежедневно есть память новомучеников, и о них всегда в храмах возносится молитва. Все те, кто посещают православные богослужения, непременно участвуют в этой памяти, вспоминая новомучеников и исповедников и читая их жития.

Протоиерей Всеволод: Спасибо за вопрос. Вопрос в десятку. Не случайно по этой теме высказываются почти все участники пресс-конференции. Очень важно, чтобы память о новомучениках присутствовала в общенациональном пространстве СМИ, в нашей культуре и нашем образовании. В Церкви она присутствует, как сказал владыка митрополит Павел, каждый день. Мы почти каждый день празднуем в храмах во время богослужения память новомучеников, потому что наш календарь церковный, который влияет на содержание богослужения, обогатился именами многих тысяч новомучеников и исповедников нашей Церкви. И, действительно, очень важно, чтобы люди знали о том, что происходило в жизни новомучеников не только в связи с их страданиями, но и в связи с их мыслями, трудами и деятельностью. Это важно и для Церкви, и для общества.

Есть разные оценки советского периода и, как мне кажется, сегодня очень важно не выдергивать одну из радикальных оценок, которые сводятся к тому, что всё было хорошо или всё было плохо. В советский период было много хорошего, и нужно об этом честно сказать. В советское время были совершены многие героические и созидательные деяния нашего народа. Но это не значит, что при всех позитивных оценках того, что было сделано в советский период, мы должны забывать о том, что многие люди пострадали только из-за того, что они принадлежали к тому или иному сословию — к сословию духовенства, купечества, дворянства. При всех позитивных оценках советского периода, которые имеют право на жизнь, никогда нельзя забывать о тех преступлениях, о тех неправдах, которые были совершены. Нам нужно очень серьезно проанализировать советский период нашей истории. Я приглашаю всех к этому, в том числе на площадках Всемирного русского собора. Нам, действительно, при анализе этого периода нужно взвешивать все за и все против, все правды и неправды, все достижения и преступления. И то и другое было.

В.Р. Легойда: Спасибо, отец Всеволод. Я в качестве эмоционального окончания — как видите, тема животрепещущая и вопрос очень важный — хотел сказать, что лет шесть назад мы проводили социологическое мини-исследование среди аспирантов гуманитарных вузов города Москвы о том, знают ли они, что такое Бутовский полигон. Я сейчас не помню точных цифр, но, если мне память не изменяет, не меньше четверти вообще не знало о том, что это такое. Повторяю, это аспиранты гуманитарных специальностей московских высших учебных заведений. Эту ситуацию иначе как катастрофической для нашей памяти, для нашего общества, понимания истории назвать нельзя. Поэтому важным является, о чем сказал отец Всеволод, изучение и духовного, и интеллектуального наследия новомучеников. Это то, что мало сейчас известно, книги издаются очень маленькими тиражами, поэтому можно только присоединиться к призыву коллегам-журналистам говорить об этом больше.

— ИТАР-ТАСС, ЕленаДорофеева. У меня вопрос к владыке Антонию. Не могли бы Вы рассказать немного подробнее о программе празднования 1025-летия Крещения Руси. Как мы знаем, четыре года подряд таким центром становится Киев. Лишь однажды была совершена Литургия на месте крещения князя Владимира в Херсонесе на территории Севастополя. В этом году какое место Херсонесу отводится в праздновании?

Митрополит Антоний: Я подробности не могу сейчас сказать, потому что было только первое заседание оргкомитета, на котором были высказаны общие пожелания как государственных ведомств, так и различных религиозных и общественных организаций. На следующем заседании оргкомитета мы будем более подробно рассматривать саму программу. Поэтому пока еще о каких-то конкретных мероприятиях говорить рано.

— «Православие и мир», Мария Сенчукова. Вопрос скорее всего к отцу Всеволоду, но если кто-то еще ответит, буду очень благодарна. Приняты документы, призывающие к бдительности — о ювенальной юстиции, об электронных технологиях. Как они будут действовать? Ждет ли Церковь какого-то ответа от общества и государства, и какого? Или это просто фиксация позиции? И связанный с этим еще один вопрос. В Послании Собора сказано дословно следующее: «Стоя на страже человеческой свободы, Церковь призывает государство не принуждать людей к принятию тех технологий, которые могут помешать им свободно исповедовать веру Христову и следовать ей в делах личных и общественных». Какие технологии в данном случае имеются в виду? Казалось бы, чем опасны электронные технологии? Просто публичностью, тем, что личность человека открыта. Ну, открыта моя личность, значит, меньше грешить буду. Спасибо.

Протоиерей Всеволод: Послание Архиерейского Собора — это документ, который представляет пастырям и пастве Русской Православной Церкви в общих формулировках те документы, которые были приняты. Поэтому формулировки Послания повторяют в общих чертах то, что было сказано в иных документах. Подробная позиция Русской Православной Церкви по вопросам идентификации граждан выражена в документе, который этому и посвящен. Вы уже, наверное, изучили этот документ. Речь идет об очень простой вещи: если люди не желают принимать те или иные электронные идентификаторы, у них должна быть альтернатива. Люди должны иметь возможность пользоваться теми документами, к которым они привыкли.

В документе говорится о том, что Церковь не входит в подробный разбор мотивов людей, которые отказываются от электронных идентификаторов. Кто-то говорит о том, что это религиозные мотивы, кто-то имеет какие-то другие мотивации. Церковь слышит голос людей, которые говорят государству: мы не хотим принимать эти идентификаторы, мы хотим оставаться с привычными документами, которые идентифицируют личность. И дальше возникает очень серьезный вопрос о том, насколько технические средства могут быть связаны с ограничением духовной, мировоззренческой, религиозной свободы человека. Это вопрос, который очень долго обсуждался в ходе отработки документа на Межсоборном присутствии; это вопрос, который обсуждался на Архиерейском Соборе; это вопрос, который поднимали десятки тысяч людей, направивших свое обращение к Архиерейскому Собору в связи с темой идентификации граждан, и вопрос этот очень не простой.

С одной стороны, никакой внешний знак, никакой символ не способен убить духовную свободу человека. Есть ли у вас какая-то карточка, какой-то код документа, номер паспорта или лицевого счета — это вопрос скорее технический. Наличие у вас или у меня номера карты или документа не способно само по себе убить духовную свободу человека. И не случайно Архиерейский Собор отказался от того, чтобы признать само по себе принятие того или иного документа греховным деянием, которое лишает человека спасения. Этого, между прочим, некоторые люди требовали. Были обращения к Архиерейскому Собору, телеграммы, письма, выступления, имейлы, в которых говорилось, что само по себе принятие некой карты является греховным деянием, отлучающим человека от спасения. Архиерейский Собор не поддержал эту позицию.

В то же время было сказано о том, что возможно появление такой системы, в которой человек все больше и больше будет лишен собственной свободы. Если о человеке знают все, если есть информация о том, как он живет, как он перемещается по городу, стране или миру, как он учился, от чего он лечился, это дает огромную власть над человеком. И эта власть может быть использована, в том числе, для стреноживания мировоззренческой и духовной жизни человека. Об этом было очень ясно сказано в документах. И одновременно было сказано о том, что некоторые люди отказываются от принятия определенных идентификаторов в связи с религиозными убеждениями. Церковь не входит в подробный анализ причин отказа от этих документов, но она уважает позицию людей и поддерживает предложение о том, что любые новые идентификаторы должны приниматься добровольно, а не принудительно.

— Вопрос по поводу ювенальной юстиции. Каким образом Церковь намерена взаимодействовать с государством, чтобы донести до чиновников свою позицию, и каким образом Церковь сама намерена принимать участие в жизни проблемных семей, и не только православных, но любых других исповеданий.

Протоиерей Всеволод: Как сказано в документе, Церковь имеет огромный опыт работы с проблемными семьями. Каждый священник, каждый архиерей имеет опыт общения с семьями, в которых некоторые вещи нуждаются в корректировке. Мы знаем, что есть огромное количество пьющих родителей, асоциальных родителей. Очень часто и родители, и дети обращаются к священнику и даже к архиерею с просьбой помочь. Церковь имеет такой опыт и готова предложить его государству и обществу.

 Как документ по ювенальной юстиции, так и документ по идентификации граждан будут обсуждаться представителями органов государственной власти. Мы надеемся, что позиция Церкви, выраженная в максимально авторитетном виде — в виде документа Архиерейского Собора, будет услышана. Мы не можем гарантировать это, потому что мы не власть и не хотим быть властью. Мы можем только просить и предлагать — мы можем просить учесть мнение людей и предлагать мысли, которые люди попросили Архиерейский Собор выразить. Диалог с государственной властью — и по теме идентификации граждан, и по теме экологии, и по теме так называемой ювенальной юстиции — это то, что Церковь будет осуществлять.

В.Р. Легойда: В качестве небольшого дополнения хочу еще раз обратить ваше внимание на тот призыв, который в рождественские дни прозвучал из уст Святейшего Патриарха. Конечно, это более широкая тема, но здесь важен тот призыв, который был обращен ко всему нашему народу — призыв об усыновлении детей, которые сейчас находятся в детских домах. Как вы понимаете, конечно, в первую очередь, это голос, обращенный и к людям Церкви, и к пастырям, у многих из которых сегодня уже многодетные семьи. В этом направлении Церковью делается очень много.

Напомню также слова Святейшего Патриарха, что мы готовы взять целиком на попечение детский дом для детей-инвалидов и, если опыт окажется успешным, то, может быть, и не один детский дом. Это вопросы, которые самым серьезным опытом прорабатываются, и в кратчайшие сроки о результатах мы, естественно, сообщим.

Спасибо, коллеги.

Материалы по теме

Состоялась пресс-конференция по итогам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви

Состоялась пресс-конференция по итогам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви

Состоялся брифинг, посвященный ситуации в связи с обращением бывшего митрополита Киевского Филарета

Брифинг, посвященный ситуации в связи с обращением бывшего митрополита Киевского Филарета

Митрополит Волоколамский Иларион: Патриарх Тихон стал символом единства для миллионов православных верующих [Интервью]

Встреча Президента России В. В. Путина с Предстоятелями и представителями Поместных Православных Церквей

Президент России В.В. Путин встретился с Предстоятелями Поместных Православных Церквей

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на встрече Президента России В.В. Путина с Предстоятелями Поместных Православных Церквей [Патриарх : Приветствия и обращения]

Все материалы с ключевыми словами